Жюль Верн
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Вернисаж обложек
Дети капитана Гранта
Капитан Немо
Приключения
Фантастика
Повести и рассказы
  Блеф
  Вечный Адам
  Драма в воздухе
  Зеленый луч
  Курьерский поезд через океан
  Малыш
  Мэтр Захариус
  На дне океана
  Наступление моря
  Опыт доктора Окса
  Cемья Ратон
  … Глава первая
  … Глава вторая
  … Глава третья
  … Глава пятая
  … Глава шестая
  … Глава седьмая
  … Глава восьмая
  … Глава девятая
  … Глава десятая
… Глава одиннадцатая
  … Глава двенадцатая
  … Глава тринадцатая
  … Глава четырнадцатая
  … Глава пятнадцатая
  … Глава шестнадцатая
  … Глава семнадцатая
  Тайна Вильгельма Шторица
Об авторе
Ссылки
 
Жюль Верн

Повести и рассказы » Cемья Ратон » Глава одиннадцатая

Глава одиннадцатая

Отец Ратон шел довольно быстро, несмотря на свою подагру. Горлинка, описывая широкие круги в пространстве, время от времени присаживалась на плечо Ратина. Попугай, перелетая с дерева на дерево, старался рассмотреть обещанную толпу. Павлин держал свой хвост тщательно сложенным, чтобы не изорвать его о придорожные колючки, в то время как Ратана переваливалась на своих широких лапах. За ними цапля, с уныло опущенной головой, яростно бичевала воздух своим крысиным хвостом. Она, правда, пыталась засунуть его в карман, — я хочу сказать — под крыло, но должна была отказаться от этой мысли, так как хвост был слишком короток.

Наконец, путешественники добрались до подножия сфинкса. Ни разу в жизни не видели они более прекрасного произведения искусства.

Однако госпожа Ратонна и дон Рата принялись расспрашивать проводника:

— А где же огромное стечение народа, которое вы нам обещали?

— Как только вы достигнете головы чудовища, — ответил волшебник, — вы будете господствовать над толпой, и вас будут видеть на несколько верст в окружности!

— В таком случае войдем скорее!

— Войдем.

Все проникли внутрь сфинкса, не подозревая никакого предательства. Наши путешественники даже не заметили, что их проводник остался снаружи, прикрыв за ними дверь, проделанную между лапами огромного животного.

Внутри господствовал полумрак. Свет проникал сквозь отверстия, пробитые в лице сфинкса, и разливался сверху вниз по внутренним лестницам. Несколько мгновений спустя можно было видеть Ратона, прогуливающегося между губами сфинкса; госпожу Ратонну, порхающую на конце носа и самым кокетливым образом вертящую головкой и помахивающую крыльями; дона Рата, распустившего веером хвост, способный затмить своим блеском солнце.

Ратин и Ратина поместились в раковине правого уха.

В левом ухе стояла Ратана, скромный цвет перьев которой делал ее совершенно печальной; в левом глазу стоял кузен Ратэ, позорного хвоста которого нельзя было заметить на таком расстоянии.

В этих различных частях лица сфинкса семья Ратон поместилась очень удачно, чтобы рассмотреть великолепную панораму, развертывающуюся у них перед глазами до самых дальних пределов горизонта.

Погода стояла великолепная. На небе не виднелось ни одного облачка, на поверхности земли — ни клочка тумана.

Внезапно какая-то масса обрисовывается на опушке леса. Она все приближается. Не толпа ли это обожателей сфинкса Ромирадура?

Нет, это люди, вооруженные копьями, мечами, луками, арбалетами, идущие тесным строем. У них, наверное, могут быть лишь злые намерения.

И действительно, во главе их виднеется принц Киссадор в сопровождении волшебника, который сбросил с себя костюм проводника. Семья Ратон чувствует себя погибшей, если только те из ее членов, у кого есть крылья, не сумеют спастись, перелетев через пустыню.

— Беги, моя дорогая Ратина, — кричит ей ее жених. — Беги! — оставь меня в руках у этих негодяев!

— Покинуть тебя?.. Никогда! — отвечает Ратина. Кроме того, лететь тоже было бы крайне опасно.

Стрела могла бы нагнать даже быструю горлинку, не говоря уж о попугае, павлине, гусыне и цапле. Лучше уж было спрятаться в глубине сфинкса. Может быть, при наступлении ночи и удастся как-нибудь убежать, скрыться через какой-нибудь потайной выход, не опасаясь стрелков принца.

Ах, как жаль, что фея Фирмента не сопровождала своих любимцев во время этого путешествия!

Однако молодому Ратину пришла в голову мысль; она была проста, как все хорошие мысли: он решил, что дверь следует забаррикадировать изнутри, что и было немедленно исполнено.

Сделано это было как раз вовремя, потому что принц Киссадор, Гордафур и телохранители, остановившиеся в нескольких шагах от сфинкса, предлагали пленникам сдаться.

Очень решительно произнесенное «нет!», вырвавшееся из уст чудовища, было единственным ответом, которого им удалось дождаться.

Тогда телохранители бросились на двери и, так как они напали на них, вооружившись огромными камнями, было очевидно, что двери долго не выдержат.

Но вдруг легкая дымка тумана окутывает волосы сфинкса, и фея Фирмента появляется на голове Ромирадура.

При этом чудесном появлении телохранители в ужасе отступают. Но Гордафуру удается снова повести их на приступ, и створки двери начинают трещать под их ударами.

В это мгновение фея опускает к земле палочку, которая дрожит у нее в руках…

Какая неожиданная развязка!

Тигрица, медведь, пантера бросаются на телохранителей. Тигрица — это Ратонна, со своей полосатой шкуркой. Медведь — Рата; у него шерсть поднялась на хребте от ярости и когти грозно выпущены. Пантера — Ратана, делающая ужасные скачки. Эта последняя метаморфоза превратила безобидных птиц в хищных, свирепых животных.

В то же время Ратина превратилась в элегантную газель, а кузен Ратэ принял образ осла, кричащего ужасным голосом. Но, обратите внимание, как бедняге не везет! Он сохранил хвост цапли, и этот птичий хвост висит на конце его крупа. Положительно нельзя уйти от своей судьбы!

Однако при виде трех страшных хищников телохранители ни на минуту не задумались: они все принялись удирать, точно огонь преследовал их по пятам. Ничто не могло бы удержать их, тем более что принц Киссадор и Гордафур первые же показали им пример. Как видно, мысль быть заживо съеденными вовсе им не улыбалась.

Но, хотя принцу и волшебнику и удалось достигнуть леса, не всем выпала на долю подобная удача. Тигрице, медведю и пантере удалось преградить путь некоторым из беглецов. Тогда беднягам осталось лишь искать убежища внутри сфинкса, и вскоре можно было увидеть, как они в полном отчаянье бродили взад и вперед между его губами.

Это была крайне неудачная мысль, и, когда они в этом убедились, было уже слишком поздно.

Действительно, фея Фирмента снова протягивает свою палочку, и страшный рев раскатывается по пустыне, точно сильные раскаты грома.

Сфинкс мгновенно обратился в льва! И в какого еще льва! Грива его вздымается, глаза мечут пламя, его чудовищные скулы открываются, закрываются и начинают жевать… Не прошло и минуты, как телохранители принца Киссадора были раздавлены зубами огромного животного.

Тогда фея Фирмента легко спрыгивает на землю. К ее ногам подползают, ласкаясь, тигрица, медведь и пантера, как подползают хищные животные к ногам укротительницы, гипнотизирующей их своим взглядом.

 
 
   © Copyright © 2018 Великие Люди  -  Жюль Верн