Жюль Верн
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Вернисаж обложек
Дети капитана Гранта
Капитан Немо
Приключения
Фантастика
  Пять недель на воздушном шаре
  … Карта путешествия
  … Глава первая
  … Глава вторая
  … Глава третья
  … Глава четвертая
  … Глава пятая
… Глава шестая
  … Глава седьмая
  … Глава восьмая
  … Глава девятая
  … Глава десятая
  … Глава одиннадцатая
  … Глава двенадцатая
  … Глава тринадцатая
  … Глава четырнадцатая
  … Глава пятнадцатая
  … Глава шестнадцатая
  … Глава семнадцатая
  … Глава восемнадцатая
  … Глава девятнадцатая
  … Глава двадцатая
  … Глава двадцать первая
  … Глава двадцать вторая
  … Глава двадцать третья
  … Глава двадцать четвертая
  … Глава двадцать пятая
  … Глава двадцать шестая
  … Глава двадцать седьмая
  … Глава двадцать восьмая
  … Глава двадцать девятая
  … Глава тридцатая
  … Глава тридцать первая
  … Глава тридцать вторая
  … Глава тридцать третья
  … Глава тридцать четвертая
  … Глава тридцать пятая
  … Глава тридцать шестая
  … Глава тридцать седьмая
  … Глава тридцать восьмая
  … Глава тридцать девятая
  … Глава сороковая
  … Глава сорок первая
  … Глава сорок вторая
  … Глава сорок третья
  … Глава сорок четвертая
  … Примечания к тексту
  Флаг родины
  Путешествие к центру Земли
  Плавающий город
  Два года каникул
  Паровой дом
Повести и рассказы
Об авторе
Ссылки
 
Жюль Верн

Романы - Фантастика » Пять недель на воздушном шаре » Глава шестая

Необычайный слуга.- Он видит спутников Юпитера.- Спор между Диком
и Джо.- Сомнение и вера.- Взвешивание.- Джо-Веллингтон.- Джо
получает полкроны.

У доктора Фергюссона был слуга, с готовностью откликавшийся на имя Джо. Это был чудесный малый; он во всем верил доктору и был безгранично ему предан. Он не только самым толковым образом выполнял все распоряжения Фергюссона, но даже предугадывал их. Словом, Калеб 10, но не ворчливый, а всегда пребывающий в прекрасном расположении духа. Лучшего слуги нельзя себе представить. Фергюссон всецело полагался на него во всех житейских делах и был совершенно прав. Редкий, честнейший Джо! Подумать только: слуга, который сам заказывает вам обед, до мелочей знарт ваши вкусы, укладывает ваш чемодан, не забывает при этом ни сорочек, ни носков, владеет вашими ключами и тайнами и никогда ни тем ни другим не злоупотребляет!

Но надо также знать, какими глазами смотрел Джо на доктора. С каким уважением и доверием относился он к распоряжениям своего хозяина! Когда Фергюссон что-нибудь говорил, то, по мнению Джо, было просто безумием ему возражать. Все, что доктор думал, было верно, что он говорил,- умно) все, что приказывал,- выполнимо, все, что предпринимал,- возможно, все, что делал,- достойно удивления. Вы могли бы изрезать Джо на куски - что, конечно, вряд ли бы сделали,- но он и тогда ни на волос не изменил бы своего мнения о докторе.

Потому-то, когда у Фергюссона зародилась мысль совершить перелет через Африку, для Джо это было делом решенным; никаких препятствий он не признавал. Раз доктор Фергюссон решил отправиться - значит, он со своим верным Джо уже у цели! Славный малый не сомневался в том, что без него путешествие состояться не может, хотя доктор не сказал ему об этом ни слова.

Да и в самом деле, сметливый, необычайно ловкий Джо мог оказать неоценимые услуги во время такого путешествия. Если бы понадобился учитель гимнастики для самых прытких обезьян зоологического сада, то Джо, несомненно, смог бы получить эту должность. Ему ничего не стоило прыгать, карабкаться и проделывать всевозможные гимнастические трюки.

Если Фергюссон был в этом предприятии головой, а от Кеннеди требовались сильные руки, то Джо был полезен ловкостью, проворством.

Джо сопровождал своего хозяина уже во многих путешествиях и обладал кое-какими научными сведениями, усвоенными им, конечно, своеобразно. У него была собственная философия - философия спокойствия и очаровательный оптимизм: все представлялось ему легким, логичным и естественным, а потому он не знал, что такое жалобы или проклятия. Среди других достоинств Джо обладал удивительно хорошим, острым зрением. Подобно Местлину, учителю Кеплера, он был наделён редкой способностью видеть без увеличительного стекла спутников Юпитера и мог сосчитать в созвездии Плеяд четырнадцать звезд, из которых несколько последних - девятой величины. Он ничуть этим не гордился, напротив, был скромен и почтителен, но при случае прекрасно умел пользоваться своими глазами.

При том безграничном доверии, которое Джо питал к доктору, естественно, между слугой и Кеннеди то и дело поднимались бесконечные споры по поводу готовящейся экспедиции, хотя слуга не выходил из границ почтительности.

Один был полон веры, другой - сомнений, один был весь осторожность и проницательность, другой - слепое доверие; таким образом, доктор находился между сомнением и верой. Надо сказать, что он не обращал ни малейшего внимания ни на то ни на другое.

- Ну, мистер Кеннеди... - начинал Джо.

- Ну, милый Джо...

- Дело уже почти что в шляпе: кажется, мы скоро отправимся на Луну,- продолжал Джо.

- Ты хочешь сказать - к Лунным горам? Это, знаешь, не так далеко, как Луна, но, будь уверен, не менее опасно.

- Опасно! Что вы! С таким человеком, как доктор Фергюссон!

- Мне не хочется разочаровывать тебя, милый Джо, но должен сказать, что затея доктора просто безумна. Впрочем. никуда он не полетит.

- Не полетит? Так вы, значит, нс видели его воздушного шара в мастерских Митчела, в Бору?

- Очень нужно мне его видеть!

- Лишаетесь, сэр, прекрасного зрелища. Ну, до чего хорош! Как сработан! А корзина - игрушка! Воображаю, как удобно мы в ней усядемся!

- А ты, значит, серьезно думаешь отправиться со своим доктором?

- Я? Да я за ним хоть на край света,- с решительным видом ответил Джо.- Не хватало еще, чтобы я отпустил его одного, после того как мы с ним вместе объездили весь мир! А кто же его поддержит, когда он устанет? Кто протянет ему сильную руку, когда ему надо будет перескочить через пропасть? А заболей он; кто станет за ним ходить?.. Нет, мистер Дик, Джо всегда будет на своем посту при докторе Фергюссоне или, вернее сказать, подле него.

- Славный ты малый, Джо!

- Но ведь и вы едете с нами,- заявил Джо.

- Конечно,- отозвался Кеннеди,- то есть я буду сопровождать вас, чтобы до последней минуты удерживать Самуэля от его безумной затеи. Да, я поеду за ним до самого Занзибара, рука друга вовремя остановит его, и он отступится от этого бессмысленного проекта.

- Позвольте вам сказать, мистер Кеннеди, что вы ровно ничего не остановите! Доктор Фергюссон не какой-нибудь сумасброд. Уж он, прежде чем решиться, обдумывает дело со всех сторон. Но раз решение принято, сам дьявол не заставит его отступить.

- Ну, это мы еще посмотрим!- бросил шотландец.

- Не тешьте себя, мистер Кеннеди, напрасной надеждой. Впрочем, самое важное - чтобы вы поехали. Для такого охотника, как вы, Африка - страна чудесная, и как бы там ни было, а вы не пожалеете, что отправились туда.

- Конечно, не пожалею, особенно когда этот упрямец сдастся перед очевидностью.

- А кстати,- прибавил Джо,- вы знаете, что сегодня будет взвешивание?

- Какое взвешивание?

- Да вот надо взвесить всех троих: доктора, вас и меня.

- Как жокеев!

- Да, как жокеев. Только успокойтесь: если вы окажетесь слишком тяжелым, нас не заставят худеть,- заберут таким, как вы есть.

- Уж, конечно, себя-то я не позволю взвешивать,- уверенно сказал шотландец.

- Но, сэр, это, кажется, необходимо. Его шар...

- Его шару придется обойтись без этого.

- Нет, уж извините! Что же получится, если из-за неверных вычислений мы не сможем подняться?

- Черт возьми! Мне только того и надо.

- Да что вы, мистер Кеннеди! Доктор сейчас придет за вами.

- Я не пойду.

- Вы не захотите доставить ему такую неприятность.

- А вот и доставлю!

- Ладно! - смеясь, воскликнул Джо.- Вы говорите это потому, что его здесь нет, а стоит ему сказать вам (уж простите мою дерзость): «Дик, мне необходимо узнать твой точный вес.», - и вы, ручаюсь, сейчас же отправитесь на весы, ни словечка не скажете.

- Нет, не пойду!

В это мгновение Фергюссон вошел в свой кабинет, где происходил разговор между Диком и Джо. Он взглянул на Кеннеди, который почувствовал себя не очень-то хорошо.

- Дик,- проговорил доктор,- и ты и Джо пойдемте-ка со мной. Мне надо знать точный вес каждого из вас.

- Но...- начал было Кеннеди.

- Ты при взвешивании можешь не снимать своей шляпы. Идем же,- перебил его доктор. И Кеннеди пошел.

Все трое отправились в мастерские Митчела, где были приготовлены так называемые десятичные весы. Доктору Фергюссону для установления равновесия в своем воздушном шаре действительно надо было знать вес своих спутников. И он заставил Дика встать на площадку весов. Тот не противился, а только пробормотал:

- Хорошо, хорошо! Но ведь это ни к чему не обязывает.

- Сто пятьдесят три фунта,- объявил доктор, занося эту цифру в свою записную книжку.

- Что, я слишком тяжел?

- Да нет, мистер Кеннеди,- успокоил его Джо.- К тому же я очень легок, вот мы и уравновесим друг друга.

Говоря это, Джо сменил Кеннеди, и так стремительно это сделал, что едва не перевернул весы. Тут он принял позу статуи Веллингтона, изображенного в виде Ахилла при входе в Гайд-парк. Джо был поистине великолепен, хотя ему и не хватало щита!

- Сто двадцать фунтов,- снова записал доктор.

- Э-ге-ге...- проговорил Джо, радостно улыбаясь, сам не зная чему.

- Теперь моя очередь,- сказал Фергюссон и занес в записную книжку свой вес: сто тридцать пять фунтов.- Все трое мы весим немногим больше четырехсот фунтов, - заявил он.

- Но, сэр, если только это нужно для вашей экспедиции, то мне ничего не стоит похудеть на двадцать фунтов, придется только поголодать,- обратился Джо к доктору.

- Это лишнее, мой милый. Можешь есть хоть до отвала. И вот тебе полкроны - угощайся, чем душе угодно.

 
 
   © Copyright © 2017 Великие Люди  -  Жюль Верн