Жюль Верн
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Вернисаж обложек
Дети капитана Гранта
Капитан Немо
Приключения
Фантастика
  Пять недель на воздушном шаре
  … Карта путешествия
  … Глава первая
  … Глава вторая
  … Глава третья
  … Глава четвертая
  … Глава пятая
  … Глава шестая
  … Глава седьмая
  … Глава восьмая
  … Глава девятая
  … Глава десятая
  … Глава одиннадцатая
  … Глава двенадцатая
  … Глава тринадцатая
  … Глава четырнадцатая
  … Глава пятнадцатая
  … Глава шестнадцатая
  … Глава семнадцатая
  … Глава восемнадцатая
  … Глава девятнадцатая
  … Глава двадцатая
  … Глава двадцать первая
  … Глава двадцать вторая
  … Глава двадцать третья
  … Глава двадцать четвертая
  … Глава двадцать пятая
  … Глава двадцать шестая
  … Глава двадцать седьмая
  … Глава двадцать восьмая
  … Глава двадцать девятая
  … Глава тридцатая
… Глава тридцать первая
  … Глава тридцать вторая
  … Глава тридцать третья
  … Глава тридцать четвертая
  … Глава тридцать пятая
  … Глава тридцать шестая
  … Глава тридцать седьмая
  … Глава тридцать восьмая
  … Глава тридцать девятая
  … Глава сороковая
  … Глава сорок первая
  … Глава сорок вторая
  … Глава сорок третья
  … Глава сорок четвертая
  … Примечания к тексту
  Флаг родины
  Путешествие к центру Земли
  Плавающий город
  Два года каникул
  Паровой дом
Повести и рассказы
Об авторе
Ссылки
 
Жюль Верн

Романы - Фантастика » Пять недель на воздушном шаре » Глава тридцать первая

Отлет среди ночи.- Беседа.- Охотничий инстинкт Кеннеди.- Меры
предосторожности.- Течение реки Шари.- Озеро Чад.- Свойства
его воды.- Гиппопотам.- Выстрел впустую.

Стоя на вахте, Джо около трех часов ночи заметил, что город под ним стал, наконец, удаляться,- «Виктория» тронулась в путь. Кеннеди и доктор проснулись.

Фергюссон взглянул на компас и с удовольствием убедился, что ветер несет их к северо-северо-западу.

- Нам везет,- проговорил он.- Все нам удается. Еще сегодня мы увидим озеро Чад.

- А большое оно? - поинтересовался Кеннеди.

- Довольно большое, дорогой Дик. В самых длинных и широких своих местах оно тянется миль на сто двадцать.

- Полет над водным пространством внесет некоторое разнообразие.

- На однообразие мы вообще жаловаться не можем, да к тому же все протекает при наилучших условиях.

- Что верно, то верно, Самуэль. Ведь, не считая отсутствия воды в пустыне, мы как будто не подвергались другим серьезным опасностям.

- Во всяком случае, «Виктория» все время вела себя как нельзя лучше. Сегодня у нас двенадцатое мая, а вылетели мы восемнадцатого апреля. Итого, в пути мы двадцать пять дней. Еще деньков десять - и мы закончим наш полет.

- Где же именно?

- Вот этого я сказать тебе не могу. Да и не все ли это равно?

- Ты прав. Доверимся провидению, пусть оно направляет нас и хранит, как хранило до сих пор. Разве сейчас мы похожи на людей, пронесшихся через самую губительную страну на свете?

- Видишь, мы были в силах лететь, и мы полетели!

- Да здравствуют воздушные путешествия! - крикнул Джо.- После двадцати пяти дней полета мы вполне здоровы, сыты и хорошо, даже, быть может, чрезмерно хорошо, отдохнули. Мои ноги, например, попросту онемели, и я ничего не имел бы против того, чтобы размять их, пройдя миль тридцать.

- Это удовольствие ты уж доставишь себе в Лондоне,- сказал доктор.- Мы выехали втроем, как Денхем, Клаппертон и Овервег, как Барт, Ричардсон и Фогель, и оказались более счастливыми, чем наши предшественники; мы все еще вместе - все трое. И нам очень важно не разделяться. Если бы один из нас вдруг очутился где-нибудь вдали от «Виктории» в минуту внезапной опасности, когда ей было бы необходимо подняться,- кто знает, быть может, мы никогда больше и не встретились бы. Вот почему, откровенно говоря, я не особенно люблю, когда Кеннеди отправляется на охоту.

- Но все-таки, дорогой Самуэль, ты разрешишь мне еще заняться моим любимым делом? Недурно ведь было бы пополнить наши запасы. Кроме того, вспомни: когда ты звал меня с собой, ты ведь соблазнял меня чудесной охотой. А я что-то мало отличился на этом поприще, не в пример Андерсону и Кёммингу.

- Дорогой Дик, или память тебе изменяет, или ты из скромности просто умалчиваешь о своих подвигах, но мне кажется, что, не говоря уже о мелкой дичи, у тебя на совести жизнь антилопы, слона и пары львов.

- Что все это значит, друг мои, для охотника, у которого под дулом ружья проносятся, кажется, все существующие на свете животные!.. Погляди-ка, погляди! Вон там целое стадо жирафов!

- Так это жирафы? - воскликнул Джо.- Но они не больше моего кулака.

- Это потому, что мы на высоте тысячи футов, а вблизи ты убедился бы, что они раза в три повыше тебя.

- А что ты скажешь, Самуэль, об этом стаде газелей,- продолжал Кеннеди,- или о тех страусах?.. Они мчатся как ветер.

- По-вашему, эти птицы - страусы? - опять удивился Джо.- Но это куры, настоящие куры.

- Послушай, Самуэль, нельзя ли было бы как-нибудь к ним приблизиться?

- Приблизиться, конечно, можно. Дик, но спуститься-то на землю нам нельзя. А тогда, скажи на милость, какой толк убивать зверей, которыми невозможно воспользоваться? Еще будь это лев, тигр, гиена, я, пожалуй, понял бы тебя - все-таки одним свирепым зверем на свете стало бы меньше,- но таких мирных животных, как газель или антилопа, право, не стоит убивать исключительно для удовлетворения охотничьих инстинктов. Вообще же, друг мой, мы теперь будем держаться на высоте футов ста от земли, и если тебе попадется на глаза какойнибудь хищный зверь,- что же? Всади ему пулю в сердце, ты лишь доставишь нам удовольствие.

«Виктория» мало-помалу снизилась, но все еще держалась на порядочном расстоянии от -земли. Ведь в этом диком густонаселенном крае всегда можно было ждать непредвиденных опасностей.

Путешественники летели теперь над рекой Шари. Очаровательные берега ее прятались в густых зарослях деревьев всевозможных оттенков. Лианы и другие вьющиеся растения сплетались, образуя яркую гамму красок. Крокодилы лежали на солнце или ныряли в воду с легкостью ящериц. Играя, они выбрасывались на многочисленные, разбросанные по реке, зеленые островки. Так шар пронесся над цветущей областью Маффатаи.

Около девяти часов утра доктор Фергюссон и его друзья достигли, наконец, южного берега озера Чад. Так вот оно, это Каспийское море Африки, самое существование которого так долго считалось басней, до чьих берегов добрались только экспедиции Денхема и Барта!

Доктор попробовал набросать теперешние контуры озера, уже сильно отличавшиеся от занесенных на карту в 1847 году. Постоянную карту этого озера получить невозможно. Дело в том, что берега озера покрыты почти непроходимыми болотами - в них едва не погиб Барт,- и болота эти, заросшие тростником и папирусом в пятнадцать футов вышиной, время от времени затопляются водами озера. Даже местные города, расположенные на берегу, часто затопляются, как случилось в 1856 году с городом Нгорну; гиппопотамы и аллигаторы ныряют теперь в тех самых местах, где недавно еще возвышались дома жителей Борну.

Ослепительные лучи солнца лились на неподвижные воды озера, смыкавшиеся на севере с горизонтом.

Доктор пожелал попробовать воду - она долгое время считалась соленой. Снизиться над озером можно было без всякой опаски, и «Виктория» как птица пронеслась всего в пяти футах от его поверхности. Джо на веревке спустил в воду бутылку и вытащил ее наполовину наполненной. Вода оказалась щелочной и поэтому малопригодной для питья.

В то время как доктор заносил в записную книжку заметки о взятой в озере воде, рядом с ним раздался выстрел. Это Кеннеди, не удержавшись, выпалил в чудовищного гиппопотама, показавшегося из воды. Но как видно пуля не задела его, а лишь заставила убраться.

- Лучше было бы его загарпунить,- заметил Джо.

- Чем это?

- Да нашим якорем - это был бы подходящий крючок для такого чудовища.

- И правда, Джо осенила блестящая мысль...- начал Дик.

- Которую я вас очень прошу не приводить в исполнение,- перебил его Фергюссон.- Это чудовище не замедлило бы утащить нас туда, куда мы совсем не стремимся попасть.

- Особенно теперь, когда нам известны свойства воды из озера Чад,- вставил Джо.- А кстати, мистер Фергюссон, что, это самое чудовище можно употреблять в пищу?

- Это, Джо, ведь млекопитающее из породы толстокожих. Говорят, его мясо превосходно и служит даже предметом оживленной торговли у прибрежных жителей,- ответил доктор.

- О, тогда я жалею, что мистер Дик промахнулся! - воскликнул Джо.

- Дело в том, что пуля Дика вообще не могла его поразить,- это животное можно ранить лишь в брюхо или между ребер. Вот если местность на севере озера покажется мне подходящей, мы сделаем там привал. Тогда Кеннеди очутится в настоящем зверинце и наверстает все, что он упустил.

- Ну и прекрасно,- воскликнул Джо.- Пусть мистер Дик непременно поохотится на гиппопотамов. Мне так хотелось бы отведать мяса этого земноводного! А то как-то даже чудно: забраться в самый центр Африки и питаться куропатками да вальдшнепами, точно мы в Англии.

 
 
   © Copyright © 2017 Великие Люди  -  Жюль Верн