Жюль Верн
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Вернисаж обложек
Дети капитана Гранта
Капитан Немо
Приключения
Фантастика
  Пять недель на воздушном шаре
  … Карта путешествия
  … Глава первая
  … Глава вторая
  … Глава третья
  … Глава четвертая
  … Глава пятая
  … Глава шестая
  … Глава седьмая
  … Глава восьмая
  … Глава девятая
  … Глава десятая
  … Глава одиннадцатая
  … Глава двенадцатая
  … Глава тринадцатая
  … Глава четырнадцатая
  … Глава пятнадцатая
  … Глава шестнадцатая
  … Глава семнадцатая
  … Глава восемнадцатая
  … Глава девятнадцатая
… Глава двадцатая
  … Глава двадцать первая
  … Глава двадцать вторая
  … Глава двадцать третья
  … Глава двадцать четвертая
  … Глава двадцать пятая
  … Глава двадцать шестая
  … Глава двадцать седьмая
  … Глава двадцать восьмая
  … Глава двадцать девятая
  … Глава тридцатая
  … Глава тридцать первая
  … Глава тридцать вторая
  … Глава тридцать третья
  … Глава тридцать четвертая
  … Глава тридцать пятая
  … Глава тридцать шестая
  … Глава тридцать седьмая
  … Глава тридцать восьмая
  … Глава тридцать девятая
  … Глава сороковая
  … Глава сорок первая
  … Глава сорок вторая
  … Глава сорок третья
  … Глава сорок четвертая
  … Примечания к тексту
  Флаг родины
  Путешествие к центру Земли
  Плавающий город
  Два года каникул
  Паровой дом
Повести и рассказы
Об авторе
Ссылки
 
Жюль Верн

Романы - Фантастика » Пять недель на воздушном шаре » Глава двадцатая

Небесная бутылка.- Сикомор-пальма.- Мамонтовые деревья.-
«Дерево войны».- Проект крылатой колесницы.- Битва двух
племен.- Резня.- Вмешательство свыше.

Ветер усиливался и делался порывистым. «Виктория» все время меняла направление. Ее бросали то к северу, то к югу, и она никак не могла встретить постоянное воздушное течение.

- Мы как будто несемся быстро, но в сущности не очень-то подвигаемся вперед,- проговорил Кеннеди, заметив частые колебания магнитной стрелки.

- «Виктория» летит со скоростью по крайней мере полутораста километров в час,- отозвался Фергюссон.- Наклонитесь оба, и вы увидите, с какой быстротой мелькают все предметы под нами. Взгляните-ка! Этот лес будто несется нам навстречу.

- И вот он уже сменился поляной,- заметил охотник.

- А вместо поляны теперь селенье,- объявил через несколько минут Джо.- Ну, до чего же озадаченные и растерянные лица у этих негров!

- Оно и понятно,- ответил доктор.- Ведь когда французские крестьяне впервые увидели воздушный шар, они начали стрелять в него, приняв за какое-то чудище. После этого, согласитесь, что же взять с суданского негра. Ему-то уж совершенно простительно таращить глаза при виде нашей «Виктории».

- Ей-ей, мне очень хочется,- конечно, с вашего, сэр, позволения, сбросить пустую бутылку! - заявил Джо, когда «Виктория» пронеслась над одним селением футах в ста от земли.- Если только эта бутылка целой и невредимой долетит до негров, они, пожалуй, начнут ей поклоняться, а разбейся она-из ее осколков, верно, понаделают себе талисманов.

Говоря это, Джо швырнул вниз бутылку; она тотчас же разлетелась вдребезги, а туземцы с пронзительными криками разбежались по своим хижинам.

- Взгляните-ка вон на то дерево! - немного погодя закричал Кеннеди.- Сверху оно одной породы, а снизу - другой.

- Ну и страна! Подумайте только, здесь деревья растут одно над другим!-закричал Джо.

- На обломанный ствол сикомора нанесло плодородной земли, а в один прекрасный день ветром бросило туда же зерно пальмы, и оно там проросло, как обыкновенно прорастает в грунте.

- Вот славный способ!- воскликнул Джо.- Я его непременно введу у нас в Англии. Это было бы очень недурно для лондонских парков. И уж говорить нечего, как этим можно увеличить количество фруктов в садах! У нас были бы сады в несколько этажей. Особенно такая штука пришлась бы по вкусу мелким землевладельцам.

В этот момент надо было поднять «Викторию», чтобы перелететь через вековой банановый лес вышиной более трехсот футов.

- Что за великолепные деревья!- воскликнул Кеннеди.- Я не могу себе представить что-либо красивее этих величественных лесов. Ты только взгляни, Самуэль!

- Да, дорогой Дик, в самом деле эти бананы удивительно высоки,- отозвался Фергюссон.- Но, надо тебе сказать, в лесах Америки они никого не поразили бы.

- Как? Ты хочешь сказать, что существуют еще более высокие деревья?

- Да, конечно,- так называемые мамонтовые. В Калифорнии, например, нашли кедр вышиною в четыреста пятьдесят футов. Это будет повыше башни на здании парламента и самой высокой египетской пирамиды. Ствол внизу имеет сто двадцать футов в окружности, а судя по концентрическим слоям его древесины, ему не более не менее как целых четыре тысячи лет с лишним.

- Ну, тогда, сэр, здесь нет ничего удивительного,- вмешался в разговор Джо.- Если живешь четыре тысячи лет, так уж, понятно, будешь высокого роста!

Пока доктор рассказывал, а Джо подавал реплики, лес кончился и на смену ему показалось множество хижин, расположенных вокруг площади. Посредине площади одиноко росло дерево. При виде его Джо закричал:

- Ну, если на этом дереве четыре тысячи лет растут подобные цветы, то я его не поздравляю!

И он указал на ствол гигантского сикомора, кругом заваленный человеческими костями. Цветы же, о которых говорил Джо, были недавно отсеченные человеческие головы, висевшие на кинжалах, воткнутых в кору дерева.

- У людоедов такое дерево называется «деревом войны»,- пояснил Фергюссон.- Индейцы сдирают кожу с головы своих жертв, а африканцы - те отсекают им всю голову.

- Это, конечно, вопрос моды,- заметил Джо. Но уже селение с окровавленными головами скрылось из глаз, а вместо него развернулась картина не менее отталкивающая: там и сям валялись брошенные на растерзание гиенам и шакалам полуобглоданные человеческие трупы.

- Это, должно быть, трупы преступников,- сказал доктор.- По крайней мере я знаю, что в Абиссинии преступников кидают на съедение диким зверям.

- Не скажу, чтобы это было более жестоко, чем виселица,- отозвался шотландец.- Только грязнее, вот и все.

- А на юге Африки,- продолжал рассказывать доктор,- преступника запирают в его собственной хижине со всем его скотом, быть может, даже и с семьей, а затем поджигают. Вот это действительно жестокость. Но если виселица менее жестока, то все-таки я согласен с Кеннеди, что и это варварство.

Тут Джо разглядел своими зоркими глазами несколько стай хищных птиц, паривших в воздухе, и указал на них своим спутникам.

- Да это орлы! - закричал Кеннеди, смотря в подзорную трубу.- Чудесные птицы! Они несутся с неменьшей быстротой, чем мы.

- Только бы они не напали на нас,- проговорил Фергюссон.- Эти орлы, поверьте, для нас страшнее диких зверей и диких племен!

- Вот еще! Мы их живо разгоним ружейными выстрелами,- отозвался охотник.

- Я предпочел бы все-таки, дорогой Дик, не прибегать к твоему искусству,- возразил Фергюссон,- ведь тафта, из которой сделан шар, не выдержит и первого удара их клюва. Но, к счастью, мне кажется, наш шар скорее напугает этих страшных птиц, чем привлечет их.

- Ах! Мне пришла мысль! - воскликнул Джо.- Сегодня положительно они приходят ко мне целыми дюжинами. Знаете, если бы нам умудриться запрячь этих самых орлов в нашу корзину, они потащили бы нас по воздуху.

- Этот способ предлагался серьезно,- заметил доктор,- но боюсь, что он мало применим к таким норовистым существам.

- Мы бы их выдрессировали,- развивал свою идею Джо,- вместо удил надели бы на них наглазники, с помощью которых мржно было бы, закрывая то один, то другой глаз, поворачивать их налево и направо, а закрывая им оба глаза, заставлять их останавливаться.

- Уж позволь мне, милый Джо, предпочесть твоей орлиной упряжке попутный ветер - это и вернее и не требует пищи,- ответил доктор.

- Пусть будет по-вашему, сэр, но от своей мысли я всетаки не отказываюсь.

Был полдень. «Виктория» последнее время подвигалась медленнее: земля уже не неслась, а только проходила под нею.

Вдруг раздались крики и свист. Путешественники нагнулись. Взору их предстало зрелище, очень их взволновавшее. Два племени с ожесточением сражались, пуская в воздух тучи стрел. Воины, стремясь уничтожить друг друга, не замечали появления «Виктории». В этой чудовищной свалке участвовало приблизительно человек триста, и большинство из них было окровавлено. Вся эта картина производила самое отвратительное впечатление.

Когда, наконец, «Виктория» была замечена, битва на время прекратилась, но завывания стали еще ужаснее, и в корзину полетело несколько стрел, из которых одна пронеслась так близко, что Джо умудрился схватить ее.

- Давайте-ка поднимемся повыше, где нас не достанут стрелы,- крикнул Фергюссон.- Будем как можно осторожнее! Рисковать нам нельзя.

Битва возобновилась; снова были пущены в ход топоры и копья. Не успевал кто-нибудь свалиться на землю, как его противник уже отсекал ему голову. В этой бойне принимали участие и женщины: они подбирали отрубленные окровавленные головы и складывали их на поле битвы. Между женщинами происходили схватки из-за этих отвратительных трофеев.

- Ужасное зрелище! - с омерзением воскликнул Кеннеди.

- Скверные людишки,- проговорил Джо.- А впрочем, одень их в военную форму, и они были бы не хуже всяких других солдат.

- Меня так и подмывает принять участие в этой битве! - вырвалось у охотника, размахивающего своим карабином.

- Ни в коем случае!-крикнул Фергюссон.- Зачем нам вмешиваться в то, что нас совсем не касается? Ты хочешь разыграть роль провидения, а сам даже не знаешь, кто тут прав, а кто виноват. Скорее, скорее подальше от этого отталкивающего зрелища! Если бы великие полководцы могли взглянуть вот так, сверху, на театр своих действий, они, пожалуй, потеряли бы вкус к проливаемой ими крови и завоеваниям.

Вождь одной из диких орд выделялся своим огромным ростом и геркулесовской силой. В одной его руке было копье, которое он то и дело вонзал в гущу вражеского отряда, в другой - топор, которым он работал не менее беспощадно. Вдруг этот Геркулес отшвырнул далеко от себя копье, бросился к одному раненому, отсек топором ему руку, схватил ее и с наслаждением впился в нее зубами.

- Ах, какой отвратительный зверь! - закричал Кеннеди.- Нет, я более не в силах терпеть!

И вождь с простреленной головой свалился навзничь. Тут воины его словно оцепенели. Эта сверхъестественная смерть вождя страшно напугала их и в то же время воодушевила их противников. В один миг половина сражавшихся убежала с поля битвы.

- Поищем повыше течение, которое поскорее унесло бы нас отсюда,- промолвил доктор.- Это зрелище, признаться, возбудило во мне отвращение.

Но Фергюссону не удалось улететь своевременно. И наши путешественники увидели, как победители набросились на убитых и раненых, как вырывали они друг у друга еще тёплые куски человечьего мяса и с жадностью пожирали их.

- Тьфу! Это омерзительно!- крикнул Джо.

Но вот «Виктория», увеличившись в объеме, стала подниматься. Еще несколько минут до нее долетал вой озверевшей орды, и затем ее унесло на юг, а ужасающая сцена резни и людоедства осталась позади. Шар летел над холмистой местностью, по которой текли к востоку многочисленные речки и ручьи; они без сомнения впадали в те притоки озера Ну и реки Газелей, любопытное описание которых дал Лежан.

С наступлением ночи «Виктория», пролетев в этот день сто пятьдесят миль, бросила якорь у 27° восточной долготы и 4° 20' северной широты.

 
 
   © Copyright © 2017 Великие Люди  -  Жюль Верн