Жюль Верн
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Вернисаж обложек
Дети капитана Гранта
Капитан Немо
Приключения
Фантастика
  Пять недель на воздушном шаре
  … Карта путешествия
  … Глава первая
  … Глава вторая
  … Глава третья
  … Глава четвертая
  … Глава пятая
  … Глава шестая
  … Глава седьмая
  … Глава восьмая
  … Глава девятая
  … Глава десятая
  … Глава одиннадцатая
  … Глава двенадцатая
  … Глава тринадцатая
  … Глава четырнадцатая
  … Глава пятнадцатая
  … Глава шестнадцатая
  … Глава семнадцатая
  … Глава восемнадцатая
… Глава девятнадцатая
  … Глава двадцатая
  … Глава двадцать первая
  … Глава двадцать вторая
  … Глава двадцать третья
  … Глава двадцать четвертая
  … Глава двадцать пятая
  … Глава двадцать шестая
  … Глава двадцать седьмая
  … Глава двадцать восьмая
  … Глава двадцать девятая
  … Глава тридцатая
  … Глава тридцать первая
  … Глава тридцать вторая
  … Глава тридцать третья
  … Глава тридцать четвертая
  … Глава тридцать пятая
  … Глава тридцать шестая
  … Глава тридцать седьмая
  … Глава тридцать восьмая
  … Глава тридцать девятая
  … Глава сороковая
  … Глава сорок первая
  … Глава сорок вторая
  … Глава сорок третья
  … Глава сорок четвертая
  … Примечания к тексту
  Флаг родины
  Путешествие к центру Земли
  Плавающий город
  Два года каникул
  Паровой дом
Повести и рассказы
Об авторе
Ссылки
 
Жюль Верн

Романы - Фантастика » Пять недель на воздушном шаре » Глава девятнадцатая

Нил.- «Дрожащая»гора.- Воспоминание о родине.- Рассказ арабов.-
Ньям-ньям.- Умные мысли Джо.- «Виктория» лавирует.-
Подъемы аэростата.- Мадам Бланшар.

- В каком направлении мы летим? - спросил Кеннеди своего друга, видя, что тот смотрит на компас.

- Мы летим на северо-северо-запад.

- Черт побери, это ведь не север!

- Конечно, нет, Дик. И боюсь, что нам трудновато будет добраться до Гондокоро. Обидно, но не надо забывать, что нам уже удалось соединить воедино труды исследователей, двигавшихся и с востока и с севера. Нет! Жаловаться нам не приходится.

«Виктория» мало-помалу удалялась от Нила.

- Ну, бросим же последний взгляд на эти широты - предел, которого не могли переступить самые отважные путешественники,- проговорил Фергюссон.- Именно здесь обитают те враждебные европейцам племена, о которых упоминали Питрик, Арно, Миани и молодой путешественник Лежан, которому, надо сказать, мы обязаны лучшими трудами о верховьях Нила.

- Значит, Самуэль, наши открытия не противоречат научным гипотезам?- спросил Кеннеди.

- Нисколько. Белая река, Бахр-эль-Абиада, вытекает из озера, громадного, как море; здесь и берет свое начало Белый Нил; поэзия от этого без сомнения проиграет; этой королеве рек охотно приписывали небесное происхождение; древние называли ее Океаном и чуть ли не верили, что она течет прямо с солнца! Но приходится идти на уступки и время от времени принимать то, чему учит нас наука; ученые, быть может, будут не всегда, а поэты всегда найдутся.

- А вон, видны водопады,- сказал Джо.

- Это водопады Македо, находящиеся на третьем градусе широты,- отозвался Фергюссон.- Да, это они. Как жаль, что нам не удалось еще несколько часов пролететь над Нилом,- добавил он.

- Там, впереди нас, виднеется горная вершина,- заметил охотник.

- Это гора Логвек, называемая арабами «Дрожащая»гора, 23 - пояснил доктор.- Все эти места посетил Дебоно, путешествовавший под именем Латиф Эфенди. Надо сказать, что племена, живущие по берегам Нила, постоянно враждуют между собой и ведут бесконечные кровопролитные войны. Вы представляете себе, какой страшной опасности подвергался Дебоно в такой обстановке?

Тут ветер стал нести «Викторию» на северо-запад. Чтобы избежать вершины горы Логвек, пришлось искать иное воздушное течение.

- Друзья мои,- обратился Фергюссон к своим спутникам,- в сущности только сейчас и начинается наш перелет через Африку. Ведь до сих пор мы чаще всего шли по стопам наших предшественников. Теперь же мы пускаемся в края, совершенно неведомые. Хватит ли у нас на это смелости?

- Конечно! - в один голос крикнули Дик и Джо.

- Ну, тогда в путь-дорогу! И да поможет нам небо! Пронесясь над оврагами, лесами и разбросанными там и сям селениями, наши путешественники в десять часов вечера были у пологих склонов «Дрожащей» горы.

В этот памятный день, 23 апреля, «Виктория», увлекаемая сильнейшим ветром, пролетела за пятнадцать часов расстояние в триста пятнадцать миль.

Но во время последней части этого перелета настроение у аэронавтов было подавленное. В корзине царила полнейшая тишина. Был ли поглощен доктор Фергюссон мыслями о своих открытиях? Задумались ли его спутники о том, что ожидает их в совершенно неведомых краях? Все это было, конечно, а в придачу нахлынули еще воспоминания о родине и далеких друзьях. Один только Джо продолжал смотреть на все философски, считая совершенно естественным, что родина, находясь так далеко, не может быть одновременно и здесь. Но он уважал молчание Самуэля Фергюссона и Дика Кеннеди.

В десять часов вечера «Виктория» стала на якорь против «Дрожащей» горы. Здесь путники плотно поужинали и хорошо выспались, поочередно неся вахту.

Утром они проснулись в лучшем настроении, чем накануне. Погода была хорошая, и дул благоприятный ветер. За завтраком Джо так развеселил своих спутников, что они окончательно пришли в хорошее настроение.

Страна, где они находились, была огромна, на границах ее тянулись горы Лунные и Дарфур. По величине она равнялась чуть ли не всей Европе.

- Мы, должно быть, сейчас летим над местностью, где, по предположениям ученых, находится царство Усога,- сказал доктор.- Географы считают, что в центре Африки существует огромная впадина с необъятным озером. Посмотрим, правы ли они.

- Но откуда могли взяться подобные предположения? - спросил Кеннеди.

- Видишь ли, они основаны на рассказах арабов; это народ словоохотливый, пожалуй даже слишком. Некоторые из путешественников, побывавших в Казехе и у Великих озер, встречали там невольников из Центральной Африки и расспрашивали их об их родине. От сопоставления всех этих рассказов и возникла такая гипотеза. Но надо сказать, что в таких рассказах всегда бывает какая-то доля истины. Мы видели, что предположения об истоках Нила оказались верными,- добавил Фергюссон.

- Да, ничего не может быть вернее,- отозвался охотник.

- И вот на основании таких свидетельств и были сделаны попытки составить карты, конечно, весьма приблизительной точности,- продолжал доктор.- Одна из таких карт в моем распоряжении, и я в пути, по мере надобности, буду ее исправлять.

- А эта страна вся населена? - спросил Джо.

- Конечно, и населена довольно-таки несимпатичными племенами,- ответил доктор.

- Так я и думал!

- Все эти разрозненные племена известны под общим названием «Ньям-ньям»,- рассказывал доктор,- а это не что иное, как звукоподражательное слово, изображающее жевание.

- Отлично!- воскликнул Джо.- «Ньям-ньям».

- Но, знаешь, милый мой Джо, если бы ты лично вызвал это звукоподражание, то, я думаю, не находил бы его таким забавным.

- Что вы хотите сказать, сэр? - вскричал Джо.

- Да то, что эти самые туземцы считаются людоедами.

- И это достоверно?

- Совершенно достоверно. Предполагалось также, что у них есть хвосты, как у четвероногих, но скоро убедились, что хвосты принадлежат шкурам зверей, которые они носят.

- Жаль все-таки, что у них не имеется хвостов: ими так удобно отгонять москитов,- заметил Джо.

- Возможно, что и удобно, но, видишь ли, милый мой, это надо отнести к области басен: это вроде собачьих голов, которые. путешественник Брён-Ролле якобы видел у некоторых племен.

- Собачьи головы! Ну, это тоже удобно: можно лаять и питаться человеческим мясом.

- Ну вот что, к несчастью, достоверно,- продолжал доктор,- так это то, что племена эти чрезвычайно свирепы и очень падки до человеческого мяса, которое всегда жаждут раздобыть.

- Уж, надеюсь, они не польстятся на мою особу! - воскликнул Джо.

- Смотрите-ка, чего захотел! - заметил охотник.

- Да, да, мистер Дик. Если когда-нибудь мне и суждено быть съеденным во время голода, то я хочу, чтобы мною воспользовались вы с моим доктором. Но кормить собой негров... Фу! Никогда! Я умер бы от стыда.

- Хорошо, милый мой Джо,- отозвался на это Кеннеди.- Значит, решено: в случае чего, мы с Самуэлем будем на тебя рассчитывать.

- К вашим услугам, господа.

- А знаешь. Дик, почему Джо сказал нам это? - вставил доктор.- Да чтобы мы его как можно лучше откармливали.

- Что же? Быть может, и так,- согласился Джо.- Ведь человек весьма эгоистичное животное.

После полудня небо заволокло теплым туманом, поднимавшимся от земли. Сквозь него едва можно было различить, что делалось внизу. И вот доктор, боясь наткнуться на какую-нибудь вершину, решил сделать остановку в пять часов. Ночь прошла благополучно, без всяких приключений, но ввиду полнейшей темноты пришлось быть особенно настороже.

На следующее утро подул очень сильный муссон. Ветер врывался снизу во впадины шара и трепал вовсю придаток, через который проходили в шар трубки с газом. Его пришлось укрепить веревками, что очень ловко проделал Джо. При этом он убедился, что шар по-прежнему закрыт совершенно герметически.

- Это обстоятельство вдвойне важно для нас,- заметил Фергюссон.- Прежде всего мы не теряем драгоценного газа, а кроме того, не оставляем вокруг себя легко воспламеняющегося вещество, которое в конце концов загорелось бы и вызвало бы пожар.

- Да, это было бы довольно неприятным приключением,- проговорил Джо.

- А скажи, Самуэль, мы в этом случае стремглав полетели бы на землю? - поинтересовался Дик.

- Стремглав - нет. Газ горел бы спокойно, и мы спускались бы постепенно. Подобный случай произошел с французской воздухоплавательницей, мадам Бланшар. Она, пуская фейерверк, умудрилась поджечь свой шар. Но она не полетела камнем вниз и уцелела бы, если бы ее корзина не стукнулась о какую-то трубу, причем эта злосчастная мадам Бланшар была выброшена на землю.

- Будем надеяться, что ничего подобного с нами не случится,- сказал охотник.- До сих пор наш полет мне не казался опасным, и я не предвижу препятствий, которые помешали бы нам благополучно добраться до цели.

- Я тоже держусь твоего мнения, дорогой Дик,- сказал Фергюссон.- Надо заметить, что до сих пор несчастья с воздухоплавателями всегда происходили или по их неосторожности, или вследствие плохого устройства шаров. И вообще на несколько тысяч сделанных подъемов приходится не более двадцати смертных случаев. Для аэронавтов наибольшую опасность представляют спуски и подъемы. И тут мы Должны быть особенно осторожны и предусмотрительны.

- А теперь надо завтракать,- заявил Джо,- и пока мистер Дик не найдет способа угостить нас добрым куском дичи, придется довольствоваться мясными консервами и кофе.

 
 
   © Copyright © 2017 Великие Люди  -  Жюль Верн