Жюль Верн
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Вернисаж обложек
Дети капитана Гранта
Капитан Немо
Приключения
  Архипелаг в огне
  Агентство „Томпсон и K°“
  В стране мехов
  Вокруг света за восемьдесят дней
  Великолепное Ориноко
  Дорога во Францию
  … Глава первая
  … Глава вторая
  … Глава третья
  … Глава четвертая
  … Глава пятая
  … Глава шестая
  … Глава седьмая
  … Глава восьмая
  … Глава девятая
  … Глава десятая
  … Глава одиннадцатая
  … Глава двенадцатая
… Глава тринадцатая
  … Глава четырнадцатая
  … Глава пятнадцатая
  … Глава шестнадцатая
  … Глава семнадцатая
  … Глава восемнадцатая
  … Глава девятнадцатая
  … Глава двадцатая
  … Глава двадцать первая
  … Глава двадцать вторая
  … Глава двадцать третья
  … Глава двадцать четвертая
  … Глава двадцать пятая
  Драма в воздухе
  Драма в Лифляндии
  Дунайский лоцман
Фантастика
Повести и рассказы
Об авторе
Ссылки
 
Жюль Верн

Романы - приключения » Дорога во Францию » Глава тринадцатая

Времени терять было нечего. Нам надо было сделать около 150 лье до французской границы по неприятельской стране, по дорогам, запруженным кавалерией и пехотой, не считая всех прихвостней, тянувшихся всегда за действующей армией. Хотя мы и обеспечили себя средствами передвижения, тем не менее могло случиться, что мы будем лишены их и принуждены идти пешком. Во всяком случае, надо было считаться с трудностями такого продолжительного переезда. Нельзя с уверенностью сказать, что часто будут попадаться постоялые дворы, где можно поесть и отдохнуть; разумеется, рассчитывать на это было немыслимо. Я был хорошим ходоком, привык к лишениям, долгим переходам, и будь я один, конечно, справился бы великолепно; но от семидесятилетнего господина де Лоране и двух женщин нельзя было требовать невозможного.

Разумеется, я приложу все усилия, чтобы доставить их во Францию целыми и невредимыми, будучи уверен, что каждый из них по мере сил поможет мне в этом.

Как я уже говорил, нам нельзя было терять времени, к тому же и полиция, наверно, следит за нами. 24 часа на выезд из Бельцингена да 20 дней, чтобы добраться до французской границы, время вполне достаточное, если нас ничто не задержит в пути. Паспорта, выданные нам Калькрейтом, действительны только на этот срок, по истечении которого нас могут арестовать и задержать до окончания войны. В паспортах был обозначен маршрут, уклоняться от которого мы не имели права; паспорта эти должны были быть предъявляемы во всех городах и селах, указанных в нашем маршруте.

Кроме того, было весьма вероятно, что события развернутся с необыкновенной быстротой. Может быть, на границе уже теперь обмениваются пулями и картечью?

На манифест герцога Брауншвейгского нация устами своих выборных ответила так, как должна была ответить, и президент Законодательного Собрания обратился к Франции с воззванием:

– Отечество в опасности!

16 августа мы с самого раннего утра готовы были к отъезду. Дела все были улажены. При доме господина де Лоране оставался старый швейцар, служивший ему уже многие годы, и на преданность которого можно было положиться. Этот человек, наверно, приложит все старания, чтобы заставить уважать собственность своего хозяина.

В доме госпожи Келлер, пока на него не найдется покупатель, будет жить горничная, уроженка Пруссии.

Утром в день отъезда мы узнали, что Лейбский полк покинул Борну, направившись к Магдебургу.

Господин де Лоране, Марта, сестра и я пробовали в последний раз уговорить госпожу Келлер отправиться с нами.

– Нет, друзья мои, не настаивайте! – отвечала она. – Я сегодня же поеду в Магдебург. У меня предчувствие какого-то большого несчастья, и я хочу быть там.

Мы поняли, что все наши старания напрасны перед непреклонным решением госпожи Келлер, и нам оставалось только проститься с ней, указав, через какие города и села предписано нам ехать.

Вот каким образом должно было совершиться наше путешествие.

У господина де Лоране была старая карета, которой он уже не пользовался. Эту карету я нашел вполне подходящей для нашего переезда в 150 лье. В обыкновенное время путешествовать нетрудно, меняя лошадей на почтовых станциях, но теперь надеяться на это было бы очень рискованно, так как повсюду лошади отбирались для военных надобностей.

Чтобы не остаться в один прекрасный день без лошадей, мы решили поступить иначе. Господин де Лоране просил меня подыскать, не стесняясь ценой, пару хороших коней, и мне, как знатоку этого дела, удалось отлично выполнить поручение. Я нашел пару лошадей, может быть несколько тяжеловатых, но зато здоровых и сильных; затем, сообразив, что нам придется обойтись без кучеров, я предложил заменить их своей особой, на что, конечно, получил разрешение. Разумеется, солдата Королевского Пикардийского полка не приходится учить, как нужно править лошадьми!

16 августа, в 8 часов утра, все было готово; мне оставалось только влезть на козлы. По части оружия у нас было два хороших пистолета для защиты от разбойников, а из провизии-все необходимое на первое время. Господин де Лоране и Марта должны были сидеть в глубине кареты, а Ирма спереди, напротив молодой госпожи. Я, тепло одетый и снабженный вдобавок толстым, солидным балахоном, был прекрасно защищен от дурной погоды.

При последнем прощании с госпожой Келлер все мы с грустью думали: увидимся ли с ней еще когда-нибудь?

Погода была довольно хорошая, и надо было полагать, что к полудню наступит сильная жара; вот почему я выбрал именно это время дня для отдыха лошадей; отдых же был необходим, если мы хотели, чтобы они были в состоянии делать длинные пробеги.

Наконец мы тронулись в путь, и я, свистом подгоняя лошадей, защелкал в воздухе кнутом.

Первое время по выезде из Бельцингена нам не особенно мешали войска, шедшие в Кобленц.

От Бельцингена до Борны насчитывают не более двух лье, и мы через час приехали в это маленькое местечко.

Здесь несколько недель стоял гарнизоном Лейбский полк, ушедший затем в Магдебург, куда поехала госпожа Келлер.

Марта в сильном волнении проезжала по улицам Борны. Она представляла себе Жана идущим под командой лейтенанта Франца по дороге, от которой наш маршрут удалялся теперь в западном направлении.

Я не останавливался в Борне, предполагая сделать это через четыре лье на границе нынешнего Брандебурга; но в то время, согласно прежнему делению Германии, местность эта называлась не Бранденбургом, а Верхней Саксонией.

Был полдень, когда мы подъезжали к границе, где расположились бивуаком несколько кавалерийских отрядов. У дороги стоял одинокий кабак, где я мог покормить лошадей.

Мы пробыли в этом месте целых три часа, так как, по-моему, благоразумие требовало особенно беречь лошадей в первые дни путешествия, чтобы не слишком утомить их с самого начала.

В этом местечке надо было визировать наши паспорта, причем на нас, как на французов, брошено было немало косых взглядов. Ну да не все ли равно! Наши бумаги были в порядке. Впрочем, приняв во внимание, что нас выдворяли из Германии с обязательством покинуть ее пределы в известный срок, – задерживать нас в пути было бы довольно странно.

Мы намеревались переночевать в Цербсте. Вообще было решено ехать только днем, если этому не помешают какие-нибудь исключительные обстоятельства. Ехать в темноте по большим дорогам представлялось небезопасным. Слишком много бездельников шныряло повсюду, и нужно было стараться избегать неприятных встреч.

Прибавлю, что в этих северных местностях в августе ночи короткие. Солнце встает около 3 часов утра и заходит не ранее 9 часов вечера, так что остановки будут продолжаться всего несколько часов, как раз столько времени, сколько нужно для отдыха людям и лошадям. А если нужно будет поспешить, – что ж, поспешим, поднатужимся!

От границы (куда мы прибыли в полдень) до Цербста – 7–8 лье, не более; следовательно, мы можем проехать это расстояние от 3 часов дня до 8 часов вечера.

Тем не менее ясно было, что много раз придется считаться с затруднениями и задержками.

В этот день среди дороги у нас вышло препирательство с каким-то длинным, сухощавым субъектом, который орал, как лошадиный барышник, и непременно хотел забрать наших коней, говоря, что они нужны государству!

Вот подлец-то! Я думаю, он, по примеру Людовика XIV, полагал, что Государство – это он сам, и преследовал исключительно личную выгоду.

Но как бы там ни было, а ему пришлось спасовать перед нашими паспортами и подписью начальника полиции. Тем не менее мы потеряли целый час в разговоре с этим плутом, но в конце концов все-таки тронулись в путь довольно быстрым аллюром, чтобы наверстать потерянное время.

Мы находились на территории теперешнего герцогства Ангальт. Дороги здесь были менее запружены, так как ядро прусской армии двигалось севернее, по направлению к Магдебургу.

Без затруднений достигли мы Цербста, маленького местечка, почти лишенного всякого продовольствия; приехали мы сюда около 9 часов вечера. Видно было, что тут проходили мародеры, не стесняющиеся жить на счет страны.

Можно иметь очень скромные потребности и все-таки желать приличного пристанища на ночь. Но среди запертых из предосторожности домов найти такое пристанище оказалось трудным, и я уже подумывал, не придется ли нам ночевать в карете. Для нас это еще было бы ничего, но как же лошади? Нужен же им был корм и подстилка? Я главным образом заботился о них, боясь, чтоб им не изменили силы.

Я предложил остановиться дальше, например в Аккене в трех с половиной лье к юго-западу от Цербста. Мы могли приехать туда еще до полуночи и выехать на другой день не ранее 10 часов утра, чтобы не отнимать у лошадей положенного отдыха.

Но господин де Лоране заметил мне, что нам придется переехать Эльбу на пароме, и лучше сделать это днем.

Господин де Лоране не ошибался. Мы должны переправиться через Эльбу до приезда в Аккен, и действительно, при переправе могли встретиться какие-нибудь затруднения или задержки.

Должен упомянуть, что господин де Лоране прекрасно знал Германию от Бельцингена до французской границы.

При жизни сына он много лет во всякое время года проезжал по этой дороге и отлично ориентировался с помощью карты, тогда как я следовал этим путем всего второй раз. Стало быть, господин де Лоране был прекрасным гидом, и благоразумие требовало довериться ему.

Наконец, после усиленных поисков, с кошельком в руках, я нашел конюшню и корм для лошадей, а для нас пищу и кров. Тем лучше; по крайней мере мы сэкономим наши дорожные припасы.

Таким образом, ночь в захолустном Цербсте прошла лучше, чем можно было предполагать.

 
 
   © Copyright © 2021 Великие Люди  -  Жюль Верн