Жюль Верн
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Вернисаж обложек
Дети капитана Гранта
Капитан Немо
Приключения
  Архипелаг в огне
  … 1. Корабль в открытом море
  … 2. Лицом к лицу
  … 3. Греки против турок
  … 4. Унылый дом богача
  … 5. Мессинийский берег
  … 6. В погоню за пиратами Архипелага!
… 7. Неожиданность
  … 8. Ставка в Двадцать миллионов
  … 9. Архипелаг в огне
  … 10. Кампания в Архипелаге
  … 11. Сигналы без ответа
  … 12. Аукцион в Скарпанто
  … 13. На борту «Сифанты»
  … 14. Сакратиф
  … 15. Развязка
  Агентство „Томпсон и K°“
  В стране мехов
  Вокруг света за восемьдесят дней
  Великолепное Ориноко
  Дорога во Францию
  Драма в воздухе
  Драма в Лифляндии
  Дунайский лоцман
Фантастика
Повести и рассказы
Об авторе
Ссылки
 
Жюль Верн

Романы - приключения » Архипелаг в огне » 7. Неожиданность

На следующее утро, около десяти часов, Николай Старкос высадился у мола и направился к дому банкира. Уже не в первый раз являлся он в контору, где его всегда принимали как клиента, чьими делами не пренебрегают.

Элизундо хорошо знал Старкоса. Пожалуй, он мог бы многое порассказать о его жизни. Банкиру было известно даже то, что он - сын героини, патриотки, спасенной Анри д'Альбаре. Но в городе никому больше не было, да и не могло быть известно, что представлял собою в действительности капитан «Каристы».

Старкоса, очевидно, ждали. Его сразу приняли, едва он вошел. Ведь письмо, полученное Элизундо из Аркадии двое суток назад, было от него. Клиента немедленно ввели в кабинет банкира, который тут же предусмотрительно запер дверь на ключ. Теперь Элизундо и Старкос очутились с глазу на глаз. Никто не мог им помешать. Никто не мог подслушать, о чем они говорили.

- Добрый день, Элизундо, - сказал капитан «Каристы», непринужденно опускаясь в кресло с видом человека, чувствующего себя, как дома. - Скоро полгода, как мы с вами не виделись; правда, вы частенько получали от меня вести! Поэтому, проезжая так близко от Корфу, я не утерпел, чтобы не заехать сюда: мне очень хотелось пожать вам руку!

- Не для того, чтобы повидаться со мной и расточать мне любезности приехали вы сюда, Николай Старкос! - возразил банкир глухим голосом. - Чего вы от меня хотите?

- Эх, - воскликнул капитан, - узнаю моего старого друга Элизундо! Поменьше чувств, побольше дела! Видно, вы давным-давно запрятали свое сердце в самый потаенный ящик своей кассы, а ключ от ящика потеряли.

- Скажите, что вас сюда привело и зачем вы мне писали? - спросил Элизундо.

- В самом деле, вы правы, Элизундо! Шутки в сторону! Будем серьезны! Нам с вами надо потолковать сегодня о вещах важных и не терпящих отлагательства!

- В вашем письме говорится о двух делах, - продолжал банкир, - одно из них принадлежит к разряду обычных наших сделок, другое касается вас лично.

- Совершенно верно, Элизундо!

- Ну, что ж, говорите, Николай Старкос! Мне не терпится узнать, о чем идет речь.

Банкир выражался весьма определенно. Как видно, он хотел заставить своего посетителя объясниться начистоту, не прибегая к уверткам. Но его глухой голос как-то не вязался с прямо поставленными вопросами. Перевес сил в этом поединке был явно не на стороне банкира.

Поэтому капитан «Каристы» не мог скрыть полунасмешливую улыбку, но Элизундо, не поднимавший глаз, не заметил ее.

- Какое же дело мы обсудим в первую очередь? - спросил Старкос.

- То, которое касается вас лично, - быстро ответил банкир.

- А я предпочитаю начать с другого, - резко возразил капитан.

- Извольте! Говорите.

- Так вот, мы хотим выкупить в Аркадии транспорт невольников. Двести тридцать семь человек - мужчин, женщин и детей, - которых сперва отвезут на остров Скарпанто, откуда я берусь переправить их на берберийское побережье... Нам ведь с вами не впервые заключать подобные сделки, и вы, Элизундо, знаете, что турки уступают свой товар либо за наличные деньги, либо под векселя, гарантированные подписью надежного человека. За этим я и приехал к вам и рассчитываю, что, когда Скопело прибудет с заготовленными векселями, вы не откажете нам в своей подписи. Это вас не затруднит, не правда ли?

Банкир молчал, но его молчание могло означать лишь согласие. Такие операции совершались уже не раз, и это обязывало Элизундо.

- Должен прибавить, - небрежно продолжал Старкос, - что сделка весьма выгодная. События в Греции принимают дурной оборот для Порты. Наваринская битва и вмешательство европейских держав гибельно скажутся на положении Оттоманской империи. Если туркам придется прекратить войну, то не будет больше пленных, следовательно - ни работорговли, ни барышей. Вот почему эти последние партии, которые нам уступают еще на достаточно выгодных условиях, мы продадим в Африке по высокой цене. Мы не прогадаем, а стало быть, не прогадаете и вы. Итак, могу я надеяться на вашу подпись?

- Я учту ваши векселя, - отвечал банкир, - так что моя подпись вам не понадобится.

- Как вам будет угодно, Элизундо, - согласился капитан, - но мы бы удовольствовались и вашим поручительством. Когда-то вы, не задумываясь, нам его давали.

- Мало ли что было когда-то, сегодня я смотрю на это иначе! - отрезал Элизундо.

- Ах, вот как! - воскликнул капитан. - Впрочем, воля ваша! Я слышал, вы собираетесь уйти от дел? Это правда?

- Да, собираюсь! - отвечал банкир более твердо. - И что касается вас, Николай Старкос, то это последняя операция, которую мы совершаем совместно с вами... если уж вы настаиваете, чтобы я ее совершил!

- Да, Элизундо, решительно настаиваю! - сухо ответил капитан.

Затем он встал и прошелся несколько раз по кабинету, то и дело окидывая банкира далеко не ласковым взглядом. Наконец, остановившись перед ним, Старкос насмешливо проговорил:

- Значит, почтеннейший Элизундо, вы очень богаты, коли намерены уйти на покой.

Банкир промолчал.

- Что же вы сделаете с нажитыми миллионами, - спросил капитан, - ведь не унесете же вы их с собою на тот свет? Такой багаж чересчур громоздок для последнего путешествия! Кому же они достанутся после вашей смерти?

Элизундо продолжал хранить упорное молчание.

- Они достанутся вашей дочери, - продолжал Николай Старкос, - красавице Хаджине Элизундо! Она унаследует отцовское богатство! Вполне справедливо! Но что она с ним сделает? Одна на свете, как она управится со столькими миллионами?

Банкир выпрямился и, сделав над собою усилие, как человек, готовящийся к тяжелому признанию, с трудом произнес:

- Моя дочь не останется одинокой!

- Вы выдадите ее замуж? - спросил капитан. - А за кого, позвольте спросить? Кто захочет жениться на Хаджине Элизундо, когда откроется, как нажил ее отец львиную долю своего состояния? И прибавлю: кому она, сама, узнав правду, осмелится отдать свою руку?

- А как она узнает? - возразил банкир. - Хаджина по сегодняшний день пребывает в неведенье, кто же ей откроет глаза?

- Я, если уж на то пошло.

- Вы?

- Да, я! - вызывающе ответил капитан «Каристы». - Слушайте, Элизундо, и отнеситесь внимательно к моим словам, ибо я больше не вернусь к тому, что собираюсь вам сказать. Вы нажили громадное состояние главным образом благодаря мне, благодаря нашим совместным сделкам, причем рисковал-то головой я. Промышляя награбленным добром, торгуя рабами, пока Греция добивалась независимости, вы набивали себе карманы: ведь сумма ваших барышей исчисляется миллионами! Ну, что ж, если эти миллионы перейдут ко мне, будет только справедливо! Вы знаете, что Старкос чужд предрассудков! И он не спросит, откуда у вас такое богатство! С окончанием войны я и сам брошу дела! Но меня не прельщает одинокое существование, и я требую, понимаете, требую, чтобы Хаджина Элизундо стала женою Николая Старкоса!

Банкир откинулся на спинку кресла. Он чувствовал себя в руках пирата, своего давнего сообщника. Он знал, что капитан «Каристы» не остановится ни перед чем, чтобы добиться своего. Старик не сомневался, что для достижения цели Николай Старкос способен открыть тайну банкирского дома.

Как ни боялся Элизундо рассердить своим отказом Старкоса, у него не было другой возможности отвергнуть притязания пирата, и, поколебавшись, он сказал:

- Моя дочь не может стать вашей женой, Старкос, она выходит замуж за другого!

- За другого! - воскликнул Николай Старкос. - Я и в самом деле приехал вовремя! Ах вот как! Значит, ваша дочь, банкир Элизундо, выходит замуж?..

- Да, через пять дней?

- И кто жених?.. - спросил капитан дрожащим от бешенства голосом.

- Французский офицер.

- Французский офицер! Без сомнения, один из этих филэллинов, спасителей Греции?

- Да!

- Его имя?..

- Капитан Анри д'Альбаре.

- Так вот, почтеннейший Элизундо, - сказал Николай Старкос, подходя вплотную к банкиру и глядя на него в упор, - я еще раз повторяю: когда капитан Анри д'Альбаре узнает, кто вы такой, он и сам не захочет жениться на вашей дочери, а когда Хаджина узнает об источнике отцовского богатства, она не посмеет и думать о капитане Анри д'Альбаре! Итак, если вы сегодня же не откажетесь от мысли об этом браке, завтра он расстроится сам собой, ибо завтра жениху и невесте станет известно все!.. Да!.. Да!.. Клянусь дьяволом, они все узнают.

Банкир привстал с места. Он пристально посмотрел на капитана «Каристы» и с отчаянной решимостью произнес:

- В таком случае... я покончу с собой, Николай Старкос, чтобы дочери моей не приходилось стыдиться отца!

- Ну нет, - возразил капитан, - вы всегда останетесь ее позором. Ваша смерть не изгладит из памяти людей, что вы были банкиром пиратов Архипелага.

Элизундо, не будучи в силах что-либо возразить, в изнеможении упал в кресло.

- Вот почему Хаджина Элизундо не может стать женой Анри д'Альбаре и ей волей-неволей придется выйти замуж за Николая Старкоса! - добавил капитан «Каристы».

Еще полчаса продолжалась беседа, во время которой один умолял, а другой грозил. Пират настойчиво домогался своего вовсе не из любви к девушке! Он хотел обладать ее миллионами, и ничто не могло заставить его отказаться от них.

Хаджина ничего не знала о письме, извещавшем о приезде капитана «Каристы», но все последние дни отец казался ей еще печальнее и сумрачнее, чем обычно, словно его снедала какая-то тайная тревога. Поэтому, когда Старкос появился в доме банкира, ее охватило сильное беспокойство. Правда, она несколько раз за время войны видела его в конторе, и его лицо было ей знакомо. Николай Старкос всегда внушал ей безотчетное отвращение. Когда он порой смотрел на нее, она по его глазам видела, что нравится ему, но говорил он с ней лишь о пустяках, подобно любому завсегдатаю банкирского дома. Однако девушка не могла не заметить, что после каждого посещения капитана «Каристы» ее отец на некоторое время впадал в крайне угнетенное состояние, смешанное со страхом. Отсюда - ее неприязнь к Старкосу, до сих пор ничем еще не обоснованная.

Хаджина ни разу не говорила о нем с Анри д'Альбаре. Отношения Старкоса с банкирским домом могли быть лишь деловыми. А дела Элизундо, о природе которых она, впрочем, ничего не знала, никогда не служили темой разговоров влюбленных. Таким образом для молодого офицера, спасшего в битве при Хайдари доблестную Андронику, оставались тайной и кровные узы, связывавшие ее с капитаном «Каристы», и сообщничество его с банкиром.

Ксарис, как и Хаджина, не раз видел Николая Старкоса в конторе на Страда Реале. И он тоже находил в нем что-то отталкивающее. Только у Ксариса, человека сильного и решительного, неприязнь выражалась по-иному. Если Хаджина под любым предлогом избегала встреч с капитаном, то Ксарис ничего не имел против того, чтобы столкнуться с ним и «переломать ему ребра», как он говаривал.

«Конечно, у меня нет пока для этого повода, - думал Ксарис, - но, может быть, он еще представится».

Вполне понятно, что новый визит капитана «Каристы» к Элизундо не обрадовал его домочадцев. Напротив. Они облегченно вздохнули, когда окончилась таинственная беседа и Николай Старкос вышел из конторы и направился к гавани.

Целый час после его ухода Элизундо провел запершись в кабинете. Оттуда не доносилось ни единого звука. Но старик раз навсегда запретил входить к нему без зова. Хаджина и Ксарис были очень встревожены затянувшимся визитом.

Внезапно послышался звук колокольчика, прозвучавший так слабо, словно рука звонившего дрожала.

Послушный зову Ксарис открыл дверь - она уже была отперта - и вошел в кабинет банкира.

Элизундо сидел в кресле понурившись, как человек, выдержавший мучительную внутреннюю борьбу. Он поднял голову, посмотрел на Ксариса, словно с трудом узнавая его, и, проведя рукой по лбу, сдавленным голосом спросил:

- Где Хаджина?

Ксарис кивнул головой и вышел. Через минуту девушка уже стояла перед отцом. Тот без долгих предисловий, не поднимая глаз, сказал ей изменившимся от волнения голосом:

- Хаджина... тебе придется... придется отказаться от брака с капитаном Анри д'Альбаре.

- Отец, что вы говорите?.. - воскликнула девушка, которую неожиданный удар поразил прямо в сердце.

- Так надо, Хаджина! - настаивал Элизундо.

- Отец, скажите мне, почему вы берете назад свое слово? - спросила девушка. - Вы знаете, я привыкла во всем вам повиноваться, я и теперь не стану прекословить... Но неужели вы не скажете мне, почему я должна отказаться, от брака с Анри?

- Потому что так нужно, Хаджина... ты должна выйти за другого! - невнятно прошептал Элизундо.

Но дочь расслышала его слова.

- За другого! - произнесла она, сраженная вторым ударом, не менее жестоким, чем первый. - Но кто он?..

- Капитан Старкос!

- За него!.. За этого человека! - невольно сорвалось с уст Хаджины, и она ухватилась за край стола, чтобы не упасть.

Затем, в последней вспышке протеста против жестокого решения, она сказала:

- Отец, в этом приказании, которое вы, быть может, отдаете против собственной воли, есть для меня что-то непостижимое! В нем заключена загадка, которую вы не решаетесь мне открыть!

- Не спрашивай меня ни о чем, - вскричал Элизундо, - слышишь: ни о чем!

- Ни о чем?.. Хорошо, отец!.. Повинуясь вам, я откажусь от Анри д'Альбаре, если даже это будет стоить мне жизни, но не стану женой Николая Старкоса!.. Вы не должны понуждать меня к этому!

- Так надо, Хаджина! - твердил Элизундо.

- Но ведь речь идет о моем счастье! - вырвалось у девушки.

- И о моей чести!

- Может ли честь Элизундо зависеть от кого-либо другого, кроме него самого? - спросила Хаджина.

- Да, может... и этот другой - Николай Старкос!

Банкир поднялся с кресла, взгляд его дико блуждал, лицо судорожно подергивалось, словно ему грозил удар.

Увидев отца в таком отчаянии, Хаджина овладела собой и, собрав все силы, воскликнула:

- Хорошо, отец!.. Я исполню вашу волю!..

С этими словами она вышла из комнаты.

Ее жизнь была навеки разбита, но она поняла, что какая-то ужасная тайна скрывается в отношениях ее отца и капитана «Каристы». Она поняла, что банкир находится в руках этого негодяя!.. Она покорилась, пожертвовала собой!.. Такой жертвы потребовала честь семьи!

Почти без чувств упала девушка на руки Ксарису. Он отнес Хаджину в ее комнату. Там она рассказала ему обо всем, что произошло и на что ей пришлось согласиться!.. И его ненависть к Николаю Старкосу удвоилась!

Через час Анри д'Альбаре, по обыкновению, явился в дом банкира. Одна из служанок на его просьбу доложить о нем ответила, что Хаджины нет дома. Он попросил провести его к банкиру... Банкир не мог его принять. Он захотел повидать Ксариса... Ксарис куда-то вышел.

Анри д'Альбаре вернулся к себе в гостиницу крайне встревоженный. Никогда еще ничего подобного не случалось с ним в доме Элизундо. Он решил еще раз пойти туда и с мучительным беспокойством ждал наступления вечера. В шесть часов ему принесли письмо. Взглянув на конверт, он узнал почерк самого Элизундо. В письме было всего несколько строк:


«Господина Анри д'Альбаре просят считать его помолвку с дочерью банкира Элизундо недействительной. По причинам, не имеющим к нему отношения, брак этот не может состояться, и господин Анри д'Альбаре, надо надеяться, соблаговолит прекратить свои визиты в дом банкира.

Элизундо».


В первую минуту молодой человек ничего не понял. Он перечитал письмо... Оно его сразило. Что произошло у Элизундо? Почему такая неожиданная перемена? Он был у них накануне, в доме шли приготовления к свадьбе! Банкир держал себя с ним, как обычно! Невеста же не выказывала никаких признаков охлаждения.

«Но ведь письмо подписано банкиром, а не Хаджиной! - повторял он себе. - Его прислал Элизундо!.. Нет! Она не знала и не знает о решении отца!.. Он без ее ведома взял назад свое слово!.. Почему?.. Я не подал никакого повода... О, я выясню, что за препятствие встало между мной и Хаджиной!»

И так как дом банкира был отныне закрыт для него, Анри написал Элизундо, что считает себя вправе узнать о причине отказа, объявленного ему чуть ли не накануне свадьбы.

Письмо осталось без ответа. Он послал второе, третье... Упорное молчание продолжалось.

Тогда Анри написал Хаджине. Он умолял ее во имя их любви подать весть о себе, даже если она не хочет его больше видеть!.. Никакого ответа.

Возможно, что письмо это не дошло по назначению. Так по крайней мере думал Анри д'Альбаре. Хорошо изучив характер Хаджины, он не мог допустить, что она бы ему не ответила.

Офицер, отчаявшись, искал случая увидеться с Ксарисом. Он проводил дни и ночи на Страда Реале. Часами бродил он вокруг дома банкира. Все было напрасно. Повинуясь приказу хозяина, а может быть, уступая просьбам самой Хаджины, Ксарис не показывался на улице.

Так в бесплодных попытках прошли два дня - 24 и 25 октября. Анри, охваченному невыразимой тоской, казалось, что он достиг предела человеческих страданий!

Он ошибался.

Двадцать шестого октября по городу распространился, слух, заставивший его терзаться еще сильнее.

Мало того, что расстроилась его свадьба, о чем знал уже весь город, - оказывается, Хаджина Элизундо все же выходит замуж!

Анри был уничтожен. Хаджина станет женой другого!

- Я открою, кто он! - воскликнул Анри. - И кто бы он ни был, ему не уйти от меня... Я доберусь до него!.. Я с ним поговорю!.. И ему придется мне ответить!

Офицер не замедлил узнать, кто его соперник. Анри подстерег его у входа в дом Хаджины; он дождался, пока тот выйдет оттуда; он следовал за ним до самого порта, где у мола того ждала лодка; он видел, как она пристала к саколеве, стоявшей на якоре в полукабельтове от берега.

То был Николай Старкос, капитан «Каристы».

Все это происходило 27 октября. Собрав самые точные сведения, Анри д'Альбаре узнал, что свадьба Хаджины и Николая Старкоса состоится в ближайшее время, ибо готовятся к ней весьма поспешно. Венчание должно было состояться в церкви св.Спиридиона 30 октября, то есть в день, первоначально назначенный для свадьбы самого Анри. Только женихом уже будет не он! К венцу пойдет этот капитан, который бог весть откуда прибыл и неизвестно куда направится!

Вне себя от ярости, Анри д'Альбаре решил во что бы то ни стало встретиться с соперником, пусть даже у алтаря, и вызвать его на дуэль. Их рассудит смерть, и если ему суждено пасть от руки Старкоса, - что ж! - зато с этим невыносимым положением будет покончено.

Напрасно повторял он себе, что брак этот состоится по воле Элизундо! Напрасно внушал он себе, что отец вправе располагать судьбой Хаджины.

«Да, но ее насильно выдают замуж!.. - возражал он самому себе. - Она венчается против воли!.. Она приносит себя в жертву!»

Весь день 28 октября Анри д'Альбаре искал встречи с Николаем Старкосом. Он караулил его у пристани, у входа в контору. Все было тщетно. Еще два дня, и ненавистный брак совершится! И офицер, не теряя ни минуты, делал все возможное, чтобы проникнуть к Хаджине или очутиться лицом к лицу с Николаем Старкосом.

Но 29 числа, около шести часов вечера, произошло совершенно непредвиденное событие, ускорившее развязку.

После полудня в городе прошел слух, что банкира сразил апоплексический удар.

И в самом деле, два часа спустя Элизундо скончался.

 
 
   © Copyright © 2017 Великие Люди  -  Жюль Верн